«НЕВСКИЙ "КОНСУЛЬТАНТ"» – надежный помощник в бизнесе

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА
Обращение к посетителям сайта
О компании
Наши реквизиты
Вакансии
Наши новости
Отправить нам сообщение
Семинары
«Линия консультаций»
Аутсорсинг
Журнал «ПравоИнформ». Бизнес. Законодательство. Культура
Журнал «ПравоИнформ»
Денис Алексеев. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ

НАШИ ТЕЛЕФОНЫ:

+7(812)717-77-09

+7(812)327-32-46

Денис Алексеев. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ  |  Острова  |  Крест против Полумесяца, или Крестовый поход на пляжи Родоса

Крест против Полумесяца, или Крестовый поход на пляжи Родоса

В истории многолетнего противостояния христианства и ислама есть много славных страниц. Мусульмане с гордостью вспоминают победы первых лет проповеди Мухаммеда, триумфальный марш арабов по христианским провинциям Византии, взятие Константинополя, подвиги мусульманских пиратов в Средиземноморье. Европейцы помнят славную Реконкисту — многолетнее отвоевание Испании у арабов, крестовые походы, разгром грозных турок под Веной… Помимо этих событий, каждый из народов, участвовавших в великом противостоянии двух религий, вспоминает наиболее значимые эпизоды: греки — восстание против турок 1821 года, венгры — геройскую оборону Сигета в 1566 году, русские — взятие Казани в 1552 году и освобождение Болгарии в 1877—1878 годах.

Но есть такие эпизоды, которые — то ли заслоненные другими событиями, то ли не имевшие далеко идущих последствий — затерялись в тени веков. А, между тем, среди них было немало таких, которые достойны внимания со стороны потомков. Один из таких полузабытых эпизодов произошел на Родосе. Сейчас этот греческий остров, лежащий у берегов Турции — один из наиболее популярных средиземноморских курортов. Некогда же это был форпост крестоносных рыцарей, передовой пост христиан, сдерживавший атакующие порывы мусульманских воителей. О незаслуженно преданном забвению прошлом Родоса и пойдет речь в этой статье.

С чего все началось

Для начала вспомним, откуда взялась вражда представителей двух мировых религий — христианства и ислама. Христианство как религиозная система появилась в I веке, естественно, после Рождества Христова, на территории Римской империи. В IV веке оно стало господствующей религией в этом государстве. Проповедь вечных ценностей Евангелия активно шла и на периферии империи, и жители соседних областей охотно принимали крещение из рук миссионеров. О Христе и его учении узнали и германские племена, атаковавшие Римскую империю на западе, и обитатели Сасанидской Персии, грозившие ей с востока, и эфиопы, и армяне (в Армении христианство стало государственной религией даже раньше, чем в Риме — в 301 году). Среди других стран проповедь Евангелия пришла и в Аравию.

Аравийский полуостров граничил с обеими мировыми державами древности — на востоке с Персией, а на западе с Римской империей. Там, как и сейчас, проживали арабы, народ семитской языковой группы, родственный евреям. Арабы нередко встречались на поле боя с римлянами и персами: в начале II века римский император Траян завоевал территорию современной Иордании, создав там провинцию Счастливая Аравия, а в 590 году персы захватили Йемен — южную, наиболее плодородную часть Аравии. Однако завоевать весь полуостров ни те, ни другие так и не смогли.

Большую часть его занимали степи и пустыни, где жили кочевники-скотоводы. Их называли бедуинами, что значило по-арабски «жители пустыни». Бедуины разводили верблюдов, а также овец и лошадей. Только в Йемене, где дожди были частым явлением, жило земледельческое население, существовали города, велась торговля. К VI веку на территории Аравийского полуострова уже существовали небольшие государства, которые вели борьбу между собой и втягивали в нее кочевые племена.

По религиозным верованиям арабы были язычниками, поклоняясь многим богам. Арабы почитали небесные светила и земные объекты, такие, как деревья, камни, скалы. Религиозным центром Аравии была Мекка — город, сложившийся вокруг древнего святилища Каабы. Кааба представляла собой четырехугольную постройку, в один из углов которой был вмурован черный камень, по преданию, упавший с неба — вероятно, метеоритного происхождения. Вокруг Каабы представители разных племен Аравии воздвигли идолы божеств, которым они поклонялись. К священному камню для паломничества стекались тысячи арабов.

Арабы были знакомы и с крупнейшими религиями того времени — иудаизмом и христианством. Некоторые арабские племена исповедывали христианство, как, например, племя таглиб, некоторые перешли в иудаизм. Существовали ханифы — бродячие проповедники, распространявшие идеи единобожия. Они пользовались ключевыми моментами, известными им из учений христиан и иудеев, и дополняли их своими комментариями. Ханифы проповедовали отказ от многобожия и требовали почитать Единого Бога. Слово «Бог» по-арабски — Илах, с добавлением определенного артикля «аль-», придававшего оттенок исключительности (вспомните английское the Sun ), оно приобрело форму Аллах. Одним из таких ханифов, проповедовавших веру в Аллаха, был Мухаммад, сын Абдуллаха (иногда можно встретить и другие написания его имени — Мухаммед, Магомет, Мохаммад).

Хотя Мухаммад происходил из знатного рода, жизнь его складывалась непросто. В раннем детстве Мухаммед остался сиротой, испытал немало обид и затруднений. Он поступил на службу к богатой вдове и стал вести ее торговые дела. Вскоре он женился на ней, и его положение несколько улучшилось. Примерно в сорокалетнем возрасте Мухаммеду стали являться какие-то неясные видения. Поначалу он испугался, думая, что это происки злых духов-шайтанов. Но потом Мухаммед решил, что ему открылось божественное откровение. Он почувствовал себя пророком, посланным на землю высшим божеством.

Мухаммед начал проповедовать свои идеи среди соплеменников. Он утверждал, что мир идет к гибели, а люди вместо того, чтобы думать о спасении души, занимаются накоплением богатств, обирают сирот и бедняков, обвешивают и обмеривают покупателей, берут огромные проценты за деньги, данные в долг. Он рисовал ужасы конца света и обещал Страшный суд, на котором каждому воздастся по его заслугам. Тем, кто вел праведную жизнь, Мухаммед обещал райские наслаждения, при этом, в отличие от христианского рая, предполагалось, что эти наслаждения будут не только духовными, но и плотскими. Грешники будут осуждены на муки в адском пламени. Вселяя страх, Мухаммед призывал своих слушателей к раскаянию, праведному образу жизни, к помощи сиротам, вдовам. Но главным в его проповедях было требование почитать Аллаха.

Мухаммад широко использовал иудейские и христианские догматы — о сотворении мира, грехопадении первых людей, всемирном потопе и так далее. Среди упоминаемых Мухаммадом пророков былых времен звучали имена Ибрахима (Авраама), Мусы (Моисея), Юсуфа (Иосифа), а также Исы (то есть Иисуса). Это дало Александру Сергеевичу Пушкину повод охарактеризовать Коран — сборник проповедей Мухаммада — как «собрание старых басен и новой лжи». Правда, судя по всему, Мухаммад не очень хорошо представлял себе, в чем состоит христианское вероучение. В частности, он полагал, что третье лицо Святой Троицы — это не Святой Дух, а… Дева Мария.

Несмотря на это, учение Мухаммада оказало огромное влияние на арабов. Этому способствовало то, что он обладал выдающимся поэтическим даром, придавая своим проповедям высокохудожественную форму. Благодаря этому ему удалось убедить группу жителей Мекки в своей правоте. Однако большинство мекканцев отнеслись к новому пророку недружелюбно и вынудили его и его сторонников покинуть город. Тогда Мухаммад обосновался в соседнем Ясрибе и начал подготовку к вооруженной борьбе. С его точки зрения, все, кто не признавал истинность его проповеди, должны были быть истреблены. «Когда вы встретите тех, которые не уверовали, то — удар мечом по шее!» — призывал пророк.

Постепенно возникло понятие священной войны с неверными - джихада. Слово “джихад” переводится с арабского как “усилие”, при этом имеются в виду усилия, направленные к победе истинной веры. В значении вооруженной борьбы с неверными синонимом джихада является газават. Джихад считался одной из главных обязанностей правоверного мусульманина. Любая война, предпринятая с целью обратить людей в истинную веру, считалась справедливой. Первые войны, которые вели мусульмане, были направлены против мекканцев и других арабов, противившихся новому учению. В ходе боев сторонники ислама не проявляли особого милосердия к своим врагам. Так, арабское племя курайза, исповедывавшее иудаизм, было полностью уничтожено: все мужчины были умерщвлены, а женщины и дети проданы в рабство.

Через восемь лет после своего изгнания из Мекки Мухаммад вернулся в родной город триумфатором. Мекка стала центром ислама, а Кааба — главной святыней новой религии. Поклонение черному камню стало обязательным для мусульман, сохранилась и традиция ежегодного паломничества для поклонения ему, однако племенные идолы, окружавшие Каабу, были уничтожены. Подчинив всех арабов и силой водворив среди них ислам, Мухаммад задумался об экспансии своего учения за границы Аравии. Однако смерть в 632 году помешала ему осуществить задуманное. Тем не менее, смерть пророка не помешала его заместителю — халифу — вынести религиозную войну в пределы соседних империй.

Этому способствовал разлад, который там царил. Римская империя еще в V веке развалилась, потеряв свои западноевропейские провинции. Даже гордый Рим стал добычей варваров, а столицей стал Константинополь, некогда именовавшийся Византием. Чтобы отличать новое государство от предшественника, историки придумали искусственное наименование Византия. Христианская Византия в VII веке не была единой — большинство населения являлось православным, однако значительные группы принадлежало к еретическим христианским конфессиям — несторианам, монофизитам, яковитам, маронитам. Поэтому многие из них воспринимали приход мусульман как освобождение. Не прошло и века, как мусульмане без особого сопротивления захватили половину византийской территории — все африканские владения и большую часть азиатских, заняли Испанию и доходили до самого Константинополя. Еще хуже обстояло дело у язычников-персов — их страна была полностью покорена мусульманами и обращена в ислам.

Так возник Арабский халифат — единое мусульманское государство. Так как Мухаммад объявил, что Аллах говорил с ним на чистейшем арабском языке, то все остальные наречия стали «персонами нон грата». Так на огромном пространстве от Испании до Ирака распространился арабский язык, некогда известный только в Аравии. Однако кажущееся единство оказалось быстро нарушено. После скоротечного периода завоеваний наступила эпоха стагнации. Арабские завоевания практически прекратились. Бывшие бедуины, захватившие несметные богатства, больше не горели желанием идти в бой, а новообращенные в ислам жители бывших византийских и персидских провинций и вовсе не были склонны к фанатизму.

В это время христианские государства исподволь начали процесс отвоевания утраченных земель. Византийские императоры смогли отбросить арабов от Константинополя, восстановить свою власть над Малой Азией и проникнуть в Сирию (там они овладели одним из крупнейших городов того времени — Антиохией). В Испании местные князья при поддержке из Франции начали Реконкисту (в переводе «отвоевание») с целью вытеснить мусульман из пределов страны. К XI веку ситуация складывалась уже не в пользу мусульман, хотя христианам, в силу того, что их религия не была столь воинственна, не удавалось действовать с таким же успехом, как их врагам тремя веками ранее. Скорее, можно говорить, что между христианством и исламом установилось равновесие: мусульмане утвердились на Ближнем Востоке, христиане сохранили Европу и Малую Азию; Сирия и Испания оставались спорными территориями. Но во второй половине XI века все изменилось.

Турки и крестоносцы

Неожиданно ислам получил поддержку из глубин Азии. Как когда-то арабские кочевники потрясли весь Ближний Восток, так теперь кочевые племена тюрков-сельджуков выступили в роли грозных и непобедимых завоевателей. Этот народ долго жил в районе Каспийского моря, а в XI веке они хлынули в страны арабской культуры. Так как они были мусульманами, то их дикая энергия была использована халифами для того, чтобы вдохнуть силы в начавший было увядать исламский мир.

Долгое время пограничные территории Византии подвергались жестоким набегам со стороны сельджуков. Этому способствовали междоусобицы, раздиравшие Византию. Император Роман Диоген решил положить конец новой опасности и собрал все силы, какие только были в распоряжении империи. Но сражение, состоявшееся у города Манцикерт в марте 1071 года, окончилось наиболее печально для византийцев, насколько это могло быть. Не только всё войско было разгромлено, но и сам император попал в плен. Это имело тем худшие последствия, что сразу после этого в Константинополе началась борьба за власть, и об обороне восточных провинций никто не помышлял. В результате мусульмане беспрепятственно овладели всей Малой Азией. Штурмовать столицу империи они не решились, но один из крупнейших городов Византии – Никея – расположенный не так далеко от Константинополя, попал в руки сельджуков, основавших в нём свою столицу. После этого империя утратила все владения в Сирии, включая Антиохию.

Через некоторое время императором Византии стал способный и энергичный Алексей Комнин. Он отбросил мусульман от своей столицы, но дальнейшему его натиску помешали нападения южных славян и норманнов на европейские владения империи. Алексей смог организовать отпор новым захватчиком, но упустил время и потерял силы для удара на главном направлении. Главная цель, стоявшая перед Византией — отбить Никею и остановить сельджуков — не могла быть достигнута теми силами, которые оставались в распоряжении Алексея. Поэтому он принял решение обратиться за помощью на Запад, к папскому престолу.

После долгих переговоров, растянувшихся на годы из-за различных внешнеполитических затруднений, в Константинополе, наконец, услышали положительный ответ на свой призыв. В 1095 году Папа Урбан II на церковных соборах в Пьяченце и Клермоне призвал всех христиан поддержать византийцев в их борьбе с мусульманами. Он провозгласил священную войну против неверных ради освобождения Иерусалима и «гроба Господня», фактически следуя примеру своих противников. В те годы разделение католичества и православия еще не приняло тех нелепых форм, которых оно достигло к настоящему времени, и многие влиятельные люди Европы откликнулись на призыв своего духовного лидера.

Начавшись в 1096 году, I Крестовый поход, несмотря на плохую подготовку и бездарное руководство, закончился в 1099-м настоящим триумфом. Оказав помощь византийцам, которые благодаря крестоносцам утвердились в Никее, западные рыцари овладели рядом важных пунктов на Ближнем Востоке, в том числе Антиохией и Иерусалимом. Владения крестоносцев после крестового похода протянулись узкой полосой вдоль Средиземного моря от реки Евфрат через Сирию к Иерусалиму. Освобожденные земли были поделены между наиболее выдающимися руководителями похода. Так возникли Антиохийское графство, Эдесское княжество и Иерусалимское королевство.

Эти три государства были организованы по образцу западноевропейских. Военная служба в них строилась на основе вассальных отношений. Однако так как большинство крестоносцев похода после взятия Иерусалима разъехались по домам, то в распоряжении новых властителей оказалось не так уж много вассалов. Из-за оторванности от Европы их количество со временем возросло ненамного. Например, у короля Иерусалима Балдуина IV было только 577 рыцарей, чего было, конечно, недостаточно для удержания мусульман от реваншистских поползновений. Конечно, в затруднительные моменты большую пользу приносили рыцари, которые прибывали в Святую Землю в паломничество и считали за честь оказать помощь крестоносцам в борьбе с мусульманами. Но и эти воины после нескольких битв отбывали домой. Недостающих людей восполняли наёмниками. Так как европейские государи и католическая церковь щедро помогали крестоносцам деньгами, то они имели возможность тратить крупные суммы на найм воинов.

Однако в средние века боеспособность наёмников была невелика, заметно уступая рыцарским войскам. Вся военная организация Западной Европы в средние века основывалась на рыцарях. Система рыцарского войска имела строгую организацию. Во главе её стоял король, которому подчинялись графы и герцоги. Графам и герцогам подчинялись бароны, а им рыцари. Только перечисленные люди считались благородными, остальные считались низшими и не имели права носить оружие. Нижестоящие в этой системе по отношению к вышестоящим назывались вассалами, а вышестоящие – сеньорами. Вассалы получали от сеньоров землю, которая позволяла им вооружиться и безбедно содержать семью. За это они были обязаны сеньорам военной службой, правда, её срок ограничивался всего 40 днями в году.

Набор королевского войска происходил следующим образом. Приняв решение о военном походе, король созывал графов и герцогов и сообщал о своём решении, те, в свою очередь, созывали своих баронов, а бароны – рыцарей. Рыцарей сопровождали зависимые от них люди — оруженосцы. Иногда это были просто слуги, а иногда знатные молодые люди, ещё не посвящённые в рыцари. Рыцарь и его свита составляли основную боевую единицу средневековья, именовавшуюся «копьё». Несколько копий одного сеньора объединялись в «знамя». На поле боя рыцарское войско строилось в одну линию, так как находиться сзади считалось позором для благородного воина. Конные рыцари шли в атаку не плотным строем, а разомкнутым, что позволяло не мешать друг другу при действии тяжелым оружием, а, главное, одерживать победы в одиночку, а не за счет действий других. В бою участвовали все сеньоры, включая короля.

Перед боем часто проходили поединки знатных рыцарей. Сигналом к общему бою служило возвращение в строй победителя поединка. Тогда рыцари бросались на врага. При этом они с легкостью нарушали порядок в строю, стараясь блеснуть своей храбростью. Бой состоял из отдельных поединков, в которых рыцари сначала ударяли друг в друга копьями, а потом бились на мечах. Оруженосцы двигались позади рыцарей в отдалении. Если рыцарь в бою утомлялся, он мог выйти из схватки и вернуться к своему оруженосцу, поменять коня или поврежденное оружие, подкрепиться на скорую руку и вновь возвращался в сечу.

Побежденных обычно не убивали, а захватывали в плен и отпускали после выкупа, размер которого зависел от знатности пленного. Победоносное войско не преследовало бегущего врага – это считалось неблагородно. Оруженосцы, следовавшие сзади рыцарей, принимали участие в дележе добычи, оставленной неприятелем в его лагере. В знак победы победители три дня находились на месте битвы.

Заметим, что боевые потери среди рыцарей обычно были невелики. Это происходило из-за прекрасной боевой выучки воинов и особенностям вооружения. В описываемую эпоху армии западноевропейских владетелей были сравнительно невелики, ведь они состояли только из вассалов. Каждый из них был неплохо вооружен и ещё лучше защищен. Хорошая защита была не только делом личной безопасности рыцаря, но и была важна для войска в целом, так как потеря одного воина заметно ослабляла всю армию. Кроме того, если римляне сражались строем, причем все воины прикрывали друг друга, то в средние века судьба боя решалась в поединках отдельных бойцов. Надеяться на помощь соратников было бессмысленно.

Поэтому защитное вооружение западноевропейского рыцаря отличалось заметным совершенством по сравнению с более ранними временами. Всё тело конного воина, а также его руки до локтей и ноги до колен прикрывала кольчужная рубаха. Под ней носилась рубаха из обычной ткани, а под ней еще одна стеганная рубаха, предохранявшая тело от ран, которые могли нанести кольчужные кольца, вогнувшись при отражении удара внутрь.

Голову защищал кольчужный капюшон. Иногда этим и ограничивались, но гораздо чаще поверх капюшона надевали стальной шлем. Наиболее популярным был шлем конической формы, снабженный наносником, прикрывавшим не только нос, но и большую часть лица, так что узнать рыцаря в таком шлеме было очень трудно. Такой шлем изготовлялся из одного куска стали, включая и наносник.

Довершал защитное вооружение средневекового рыцаря каплевидный щит, позволявший прикрыть левую часть тела от плеча до ступни. Более легкий круглый щит не употреблялся из-за того, что для отражения удара им необходимо было активно действовать, а левая рука, державшая щит, управляла поводьями, и резкие движения могли направить коня в ложном направлении. Поэтому предпочтение отдавалось тяжелому каплевидному щиту, который не надо было активно двигать. Иногда в бою щит даже просто вешался на шею, чтобы дать возможность управлять поводьями. Эта тактика сделалась настолько популярной, что вскоре призыв «щит на шею!» стал заменять «готовься к бою!»

Основным атакующим оружием всадника было длинное копьё. Идя в бой, рыцарь держал копьё вертикально, упирая задним концом в седло. Перед атакой он перехватывал его так, что середина его оказывалась под локтем. Это позволяло использовать при ударе не силу одной руки, а энергию несущегося коня, всадника и копья как единого целого. При ударе противник чаще всего вылетал из седла и, если оставался жив, получал такие повреждения, что продолжать бой у него больше не было никакой возможности.

Если противник держался в седле крепко, то копьё могло сломаться. Тогда рыцарь прибегал к помощи меча. Мечи в ту эпоху изготавливали из стали. Они имели изящные пропорции, длиной были чуть больше метра (около 110 сантиметров), с узким неглубоким желобком, шедшим посередине и не доходившим 20 сантиметров до конца лезвия. Часто в лезвие меча вкладывались железные буквы, составлявшие надпись типа «божий человек» или «во имя Господа». Предполагалось, что такая надпись поможет владельцу в бою.

Без рыцарей христианские государства Ближнего Востока были обречены на гибель. Но недостаток рыцарей на Востоке быстро восполнился. Оказалось, что было не обязательно поселять их на европейских манер в замках и обязывать вассальной службой. Основу христианских войск, защищавших Святую Землю от натиска мусульман, составили монахи-воины, объединенные в рыцарские ордена.

Иоанниты на Святой Земле

Ордена стали логичным порождением эпохи крестовых походов. Они сочетали в себе строгие правила монашеской жизни и рыцарское воспитание. Первым возник орден, известный под названием Ордена тамплиеров. Свою родословную он вел с 1118 году, когда два рыцаря, прибывший в Святую Землю, решили использовать свои воинские таланты для благочестивой цели защиты паломников, прибывающих в Иерусалим. Помимо обычных монашеских обетов целомудрия, бедности и послушания они поклялись защищать паломников и оборонять Святую Землю. Балдуин, иерусалимский король, оказал им покровительство и выделил им для резиденции часть своего дворца. Так как он находился недалеко от места, где некогда находился храм, выстроенный царем Соломоном, то рыцарей стали называть «храмовниками», или, по-французски, тамплиерами. Вскоре тамплиеры смогли добиться поддержки со стороны влиятельных людей не только Святой Земли, но и всей Западной Европы.

Под воздействием примера тамплиеров возникли другие ордена, и первым из них — орден иоаннитов, или госпитальеров. Однако корни его истории уходят в более ранние времена. В конце XI века, когда в Святой Земле господствовали мусульмане, прибывавшие в Иерусалим христианские паломники подвергались опасностям в пути, из-за которых они часто лишались денег, а иногда и здоровья. Для помощи пострадавшим группа купцов из итальянского города Амальфи выступила с просьбой устроить в Иерусалиме, рядом с гробом Господним, католической церкви и приюта для паломников. Амальфи, выстроенный на неприступной скале, в средневековье был, наряду с Венецией, Генуей и Пизой, одним из четырех знаменитых итальянских торговых городов-республик. Прекрасные отношения с мусульманскими владыками Востока позволили амальфийцам добиться желаемого. Церковь, приют и возникший при них госпиталь содержали монахи-бенедиктинцы, а купцы из Амальфи только осуществляли финансирование.

Когда Иерусалим в 1099 году стал христианским, церковь, приют и госпиталь обрели, естественно, поддержку со стороны новых властей. Бенедиктинцы получили загородную деревню, доходы с которой пошли на содержание приюта и госпиталя. Постепенно бенедиктинское братство начало менять свой характер под влиянием рыцарей, вступавших в его ряды. Теперь лечение о покровительство паломникам отошло на второй план, а на первый выдвинулась чисто военная функция охраны прибывавших к Святым местам христиан. Практически одновременно с образованием Ордена тамплиеров бенедиктинское братство было преобразовано в Орден госпитальеров. Этим названием они были обязаны госпиталю, существовавшему при приюте. Другое название — иоанниты — рыцари Ордена получили по часовне, посвященной святому Иоанну Милостивому, Александрийскому патриарху, существовавшей при госпитале. Полное название ордена выглядело более чем внушительно: Рыцарский Орден Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского.

Вскоре оборвалась последняя ниточка, связывавшая Орден с его прошлым:  в 1135—1137 годах Амальфи был разграблен конкурентами-пизанцами и навсегда утратил свое значение. Единственное, от чего иоанниты принципиально не отказались — это содержание госпиталя. Наоборот, он по возможности старались открыть аналогичные учреждения везде, где они начинали свою деятельность. Тем не менее, основная деятельность Ордена сконцентрировалась в военной области. И здесь иоанниты покрыли себя немалой славой. Этому способствовал ставший великим магистром в 1125 году Раймунд де Пюи, один из героев штурма Иерусалима в 1099 году.

Считается, что впервые иоанниты приняли участие в боевых действиях в 1124 году, когда помогали оборонять важный порт Яффу (сейчас это морские ворота Тель-Авива) и штурмовали не менее важный город Тир (ныне в составе Ливана). В 1136 году иоаннитам была поручена оборона крепости Бет-Джибелин, расположенной на границе с мусульманским Египтом. Монахи-рыцари с успехом выдержали экзамен, и вскоре в их распоряжение было передано около больших и малых 50 крепостей, расположенных во всех землях, подвластных христианам на Ближнем Востоке. Среди них выделялись четыре — помимо уже упомянутого Бет-Джибелина, это были знаменитый Крак-де-Шевалье, который сейчас считается туристической жемчужиной Сирии, Маргат, в котором долгое время находилась резиденция Ордена, и Бельвер.

В 1153 году иоанниты участвовали в осаде Аскалона (ныне Ашкелон в Израиле), последнего порта Святой Земли, остававшегося еще в руках мусульман, а в 1168 году в походе в Египет. Контингенты иоаннитов были и в том злополучном войске, поражение которого в 1187 году при Хиттине привело к потере Иерусалима. Все иоанниты, которые попали тогда в плен, были казнены по приказу Саладина — того самого знаменитого Саладина, который был родом из Тикрита и который до последнего времени был образцом для подражания у другого уроженца этого города — Саддама Хусейна. Вскоре после этого страшного поражения многие христианские крепости сдавались победоносному войску мусульман без боя. Только иоанниты не последовали общему правилу, стойко отстаивая вверенные им твердыни. Однако численное превосходство позволило мусульманам овладеть Бет-Джибелином, Бельвером и другими укреплениями Иерусалимского королевства. Однако Крак-де-Шевалье и Маргат иоанниты сохранили.

Приняли участие рыцари и в III Крестовом походе, благодаря которому был приобретен Кипр, а натиск мусульман на Святую Землю временно остановлен. Участвовали иоанниты и в печальной славы IV Крестовом походе, завершившемся захватом христианского Константинополя, столицы Византии. После разгрома византийцев крестоносцы утвердились на греческих землях и удерживали их в течение полувека. Иоанниты также приняли участие в дележе богатой добычи. Дальнейшие подвиги иоаннитов на Ближнем Востоке были сколь славны, столь же бессмысленны. По сути, мощь христиан в этом регионе лежала только на рыцарях монашеских орденов, а их сил было слишком мало даже для удержания освобожденных земель, не говоря уже о дальнейшем наступлении на владения ислама.

Последние четыре крестовых похода не привели к изменению ситуации. Хотя в 1229 году христиане добились того, что Иерусалим был им возвращен, однако уже через 15 лет священный город вновь был потерян. В страшной битве при Харбшахе словно повторились события при Хиттине: основные силы Иерусалимского королевства были разгромлены, а их остатки взяты в плен. Развивая свой успех, через три года мусульмане осадили Аскалон, немалую часть гарнизона которого составляли иоанниты. Однако их доблесть не помогла христианам, крепость была взята, а ее храбрые защитники перебиты немилосердными победителями.

Последние десятилетия пребывания иоаннитов в Святой Земле представляли собой, по сути, агонию. В 60-е годы XIII века грозным врагом христиан стал султан Бейбарс. В 1265 году он захватил сразу две важных христианских крепости — Кесарию и Арзуф. Вторую из них защищали иоанниты. Сорок дней осады истощили силы гарнизона геройски оборонявшегося гарнизона, который понес большие потери при штурме. Тамплиеры, с которыми иоанниты в то время находились в неприязненных отношениях, не пришли на помощь своим собратьям, и участь Арзуфа была решена.

Вообще говоря о борьбе крестоносцев за Святую Землю, нельзя не заметить, что их главным врагом были не мусульмане, а они сами. Все успехи христиан происходили в те редкие моменты, когда среди царило единство. Но, к сожалению, обычным состоянием для государств крестоносцев состояло в усобицах и внутренних конфликтов. Враждовали князья из-за права наследства, враждовали итальянские купцы из-за торговых привилегий, враждовали рыцарские ордена, не желавшие делиться славой и почетом. Внешняя политика крестоносцев также была гибельной — они сначала поссорились, а потом вступили в прямой военный конфликт с единственным естественным союзником, какой была Византийская империя. Неудивительно, что как только среди ближневосточных мусульман находился сильный правитель, он немедленно получал возможность наносить крестоносцам чувствительные поражения. Когда же крестоносцы лишились поддержки с Запада в виде крестовых походов, участь их владений была предрешена.

В 1268 году они лишились Антиохии — столицы Сирии, одного из крупнейших городов Востока. В 1271 году Бейбарс осадил Крак-де-Шевалье. Крепость до того выдержала 12 осад, но тринадцатая стала для него роковой — мусульмане овладели и ей. Иоанниты сохранили в своих руках только Маргат, но и он был потерян в 1285 году.

Последний раз иоанниты с оружием в руках вышли против мусульман на Святой Земле в 1291 году, защищая Акру. Тогда они действовали рука об руку с тамплиерами, словно соревнуясь с ними в доблести. Когда 16 мая мусульмане уже ворвались в город, предвкушая резню, именно благодаря доблести иоаннитов удалось выбить противника и восстановить оборону. Когда стало ясно, что Акру удержать невозможно, было постановлено эвакуировать гарнизон и население на Кипр. Однако из-за недостатка кораблей защитники приняли решение сражаться до конца. Когда силы христиан окончательно иссякли и мусульмане проникли в Акру, отряд иоаннитов во главе с великим магистром пробился в гавань, погрузился на галеру и в последний момент вырвался в море. Падение Акры стало завершающим эпизодом великой борьбы двух религий за Святую Землю. После этого крестоносцы оставили последние из уцелевших крепостей и навсегда покинули берега Сирии и Палестины.

Обретение дома

В эпоху крестовых походов испанской Реконкисты возникло и существовало шесть основных рыцарских орденов — три в Испании и три на Ближнем Востоке. После изгнания крестоносцев из Святой Земли, когда стало ясно, что перспектива освобождения Гроба Господня отодвигается в неясную даль, перед тремя орденами Востока встал нелегкий выбор нового пути. Все они решили его по-разному. Тевтонский орден, основанный позже других, в 1190 г., перенес свою деятельность на другую почву. Еще в 20-е годы XIII века он был приглашен в Венгрию для помощи в крещении кочевников-половцев. Но вскоре венгерский король обнаружил, что рыцари, как и в Палестине, не очень эффективны против легкой конницы кочевников, и орден опять оказался не у дел. Но вскоре тевтонцы оказались востребованы. Один из польских князей, Конрад Мазовецкий, измученный набегами язычников-литовцев, пригласил рыцарей на помощь. В 1226 Тевтонский орден оказался на территории Прибалтики. Он быстро подчинил родственные литовцам племена пруссов и крестом и мечом водворил в их земле христианство. В 1237 году Тевтонский орден объединился с базировавшимся в Риге Орденом меченосцев. Объединенный орден, получивший название Ливонского, долгое время терроризировал окрестные государства, как языческие, так и вполне христианские. Тевтонский орден еще в бытность свою в Палестине комплектовался в основном немцами, и поэтому его деятельность превратилась в борьбу за германизацию Прибалтики. Даже в начале XV века, когда вокруг давно уже не осталось язычников, ливонские рыцари продолжали бессмысленную борьбу с соседями — поляками, литовцами и русскими. Окончательно отойдя от высоких идеалов борьбы с врагами христианства, западная ветвь Ордена была преобразовано в герцогство Пруссия, причем его правители стали лютеранами. Восточная часть была к 1560 году разгромлена войсками Ивана Грозного, а потомки рыцарей стали обычными помещиками, причем в XVIII —XIX , когда Прибалтика находилась в составе Российской империи, они верно служили ее православным монархам. Формально Тевтонский орден как духовная организация существует и поныне, однако он не имеет ничего общего с прежним — он был воссоздан решением австрийского императора в XIX веке.

История Ордена тамплиеров оказалась гораздо более короткой, правда, более трагичной. Так как большую часть его рыцарей составляли французы, после падения Акры его резиденция была перенесена в Париж. Рыцари сконцентрировались на финансовой деятельности, фактически превратив Орден в крупнейший на тот момент банк Европы. В 1307 г. французский король Филипп IV , вмешивавшийся самым бесцеремонным образом в церковные дела (он, например, вынудил Папу Римского покинуть Рим, и почти 70 лет резиденция верховного понтифика христианской Церкви располагалась во французском Авиньоне), инспирировал процесс против тамплиеров, обвинив их в ереси. Современники прекрасно понимали, что король руководствовался исключительно собственными корыстными интересами, намереваясь завладеть богатствами, которые благодаря рачительному ведению дел скопили тамплиеры. В итоге король добился своего: в 1312 году орден был запрещен, его руководители казнены, а богатства конфискованы.

По легенде, последний великий магистр Ордена, Жак Молэ, всходя на костер, проклял Филиппа IV . И его проклятие, похоже, возымело разрушительное действие: и самого Филиппа IV , и его коронованных потомков преследовали несчастья, самым страшным из которых стала разорительная Столетняя война с Англией. Не прошло и тридцати лет, как династия Каролингов, к которой принадлежал Филипп IV , пресеклась, и только короли из родственного дома Валуа смогли прекратить войну и восстановить порядок во Франции. Да и то это вряд ли было бы возможным без жертвенного подвига Жанны д’Арк. Только ее служение французскому престолу, закончившееся мученичеством на костре, искупило грех казни Жака Молэ. Но, так или иначе, судьба Ордена тамплиеров была предопределена — выйдя из борьбы и лишившись цели своего существования, он рано или поздно должен был исчезнуть.

Совершенно другую судьбу избрали руководители иоаннитов-госпитальеров. Они решили остаться на Востоке, чтобы продолжить борьбу за идеалы крестоносцев. Покинув Акру, они обосновались на Кипре. Этот большой остров, лежащий напротив палестинского побережья, в то время пребывал под властью династии Лузиньянов, некогда правившей Иерусалимским королевством. С изгнанием крестоносцев из Святой Земли именно Кипр стал передовым бастионом против торжествующего ислама. Великий магистр Ордена принес присягу кипрскому королю, получив от него во владение крупный портовый город Лимасол, ставший его резиденцией. Иоанниты и на Кипре продолжили то дело, ради которого, собственно, некогда создавался Орден — охрану паломников, спешащих в Иерусалим. Для этого госпитальеры обзавелись боевыми кораблями, которые сопровождали суда, везущие паломников, защищая их от мусульманских пиратов. Кроме того, Орден был обязан королю Кипра несением воинской службы.

Именно вассальная зависимость от короля все больше и больше тяготила магистра иоаннитов Гийома де Вилларе. Похоже, что у него просто не сложились личные отношения с тогдашним властелином Кипра. Кроме того, Орден, подчинявшийся исключительно папе Римскому, давно имел претензии на суверенитет. Хорошим примером был Тевтонский орден, к тому времени основавший собственное государство в Пруссии со столицей в Мариенбурге. Так или иначе, было решено подыскать новое место для резиденции Ордена, где он пользовался бы полной самостоятельностью. Выбор пал на греческий остров Родос.

Родос, расположенный у малоазиатского побережья, принадлежащего сейчас Турции, имеет древнюю историю. Его невысокие горы со склонами, покрытыми вечнозелеными лесами, некогда кишели змеями, и считается, что его название происходит от финикийского слова «эрод», что значит «змея». Когда-то Родос входил в сферу влияния минойской цивилизации и, вероятно, уже в те же времена включился, используя свое выгодное географическое положение, в средиземноморскую торговлю. В дальнейшем судьба острова в точности соответствовала истории Греции: минойскую культуру сменила крито-микенская, затем процветание сменилось мрачными веками господства греков-дорийцев, пришедшими из Аргоса.

Когда в середине I тысячелетия до нашей эры начался расцвет классической греческой культуры, это же коснулось и Родоса. Три торговых города Родоса — Линдос, Ялисос и Камирос, входили в состав дорийского Шестиградья — союза, созданного с целью защищать коммерческие интересы греков в малой Азии. Когда Малая Азия вошла в состав могущественного царства персов, объединившего большую часть цивилизованного мира, города Родоса почли за благо признать власть персидского «царя царей». После исторических побед греков над персами, одержанных в V веке до нашей эры, родосцы вошли в состав Афинского морского союза. В 408—405 годах произошло объединение городов острова в политический союз, столицей которого стал специально основанный город, получивший название по имени острова — Родос.

Новое государство участвовало в междоусобных войнах Афин со Спартой, причем то на одной стороне, то на другой, но главным делом для родосцев стала транзитная торговля, благодаря которой остров стал одним из богатейших центров Средиземноморья. В те годы на Родосе процветали науки (идея определения географических широты и долготы родилась именно там), искусство (оттуда родом знаменитая скульптурная группа «Лаокоон») и юридические дисциплины (в античности известностью пользовалось родосское морское право). Могущество Родоса олицетворяла громадная статуя Колосса Родосского, стоявшая при входе в порт. Колосс Родосский считался одним из семи чудес света.

Когда в греческих землях появились римляне, родосцы стали их верными союзниками. За помощь при разгроме сирийского царя Антиоха III Родос получил от своих покровителей обширные территории в Малой Азии. Однако уже через 20 лет родосцы оказались во враждебном Риму лагере, и кара могучих хозяев Средиземноморья оказалась страшной: они объявили о создании на соседнем острове Делос свободного порта, где не надо было платить пошлины. Это стало сильнейшим ударом по торговле Родоса, на фоне которого даже потеря земель в Малой Азии казалась пустяком. С тех пор остров перестал играть значительную роль в мировой истории. А в 44 году до нашей эры он лишился независимости: во время гражданских войн, раздиравших в те годы Рим, Гай Кассий, восставший против союза Гая Октавия и Марка Антония (последнего любовника Клеопатры), разграбил Родос за отказ поддержать его. После того, как порядок в стране был наведен, римляне включили Родос в состав провинции Асия.

На этом самостоятельная история Родоса прекратилась на долгие столетия. Четыре века Родос находился в составе Римской империи, а затем вошел в состав наследовавшей Риму Византии. Когда в 1204 году ее столицу Константинополь захватили крестоносцы, в империи наступил хаос. Не прекратился он и сто лет спустя. Когда иоанниты перебрались на Кипр, Родосом правил некий Леон Галл, отказавшийся признавать власть Византии. В 1306 году вожди иоаннитов приняли решение овладеть островом. В войске Галла было немало мусульман, турок и арабов, что придавало походу на Родос характер священной войны.

Иоанниты заключили договор с генуэзцами, которые перевезли их на Родос. Численность войска была невелика — всего 35 рыцарей и 500 пеших воинов — однако они были использованы с максимальной эффективностью. Первым делом они осадили крепости Фераклос и Ялисос, благодаря овладению которыми важнейшие города Родос и Линдос перешли к иоаннитам без боя. И хотя окончательно остров покорился Ордену только через три года, решающими стали первые победы. Помимо Родоса, во власти иоаннитов оказались и соседние греческие острова, самым крупным из которых был Кос. Таким образом, к 1309 году Рыцарский Орден Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского обрел свой собственный дом — остров Родос. В течение более двух последующих веков членов ордена чаще всего называли «родосскими рыцарями».

«Родосские рыцари»

На Родосе иоанниты-госпитальеры пребывали более двух веков, и именно тогда окончательно сложилась та внутренняя структура Ордена, которая впоследствии была перенесена и в Мальту. Устав Ордена сохранил характерные бенедектинские черты, унаследованные от времен общины иерусалимского госпиталя. При вступлении члены ордена приносили обеты безбрачия, послушания и бедности. Однако равенства внутри ордена не было и в помине. Члены ордена подразделялись на три категории.

Первую составляли «братья послушания», то есть рыцари. Только они могли участвовать в управлении орденом. «Братья послушания» составляли основу как самой организации, так и ее вооруженных сил. Братом-рыцарем мог стать не каждый, а только дворянин, причем с длинной и хорошо документированной родословной. Если в виде особого исключения братом-рыцарем становился недворянин, то это означало для него одновременное посвящение в дворянство. Таких называли «рыцарями по милости», в отличие от знатных «рыцарей по справедливости».

Вторую категорию составляли братья-слуги. Ими мог стать любой свободный христианин. Братья-слуги не имели никаких военных функций, занимаясь обслуживанием рыцарей и работой в больницах, которые по традиции содержал орден. Естественно, они не могли участвовать в управлении орденом.

К третьей категории относились братья-священники, то есть члены ордена, рукоположенные в священнический чин. Они выполняли функции военных капелланов, но при этом подчинялись не местным епископам, а исключительно властям ордена.

Высшей властью в ордене обладал великий магистр. Он избирался из числа «братьев послушания» и утверждался Папой Римским, которому (и только которому) он подчинялся. Кстати, последнее обстоятельство имело особую важность, так как означало, по сути, суверенный характер ордена, фактически являвшегося отдельным государством. Интересно, что в настоящее время госпитальеры не обладают собственной территорией, однако орден сохраняет суверенные права, которые признают более 80 государств мира, в том числе и Россия. Воля великого магистра являлась обязательной к исполнению всеми членами ордена. Фактически его власть превышала ту, которой обладали абсолютные монархи, так как распространялась и на духовную сторону жизни «подданных».

В XIV веке было закреплено внутреннее разделение ордена на 9 «языков» по лингвистическому принципу: Италия, Франция, Прованс, Овернь, Арагон, Кастилия и Леон, Португалия, Англия и Германия. Нетрудно заметить, что Франция была представлена тремя «языками» (Прованс и Овернь — исторические провинции Франции), а Испания — двумя (Арагон и Кастилия с Леоном). В резиденции ордена каждый из языков имел собственную штаб-квартиру. Вся жизнь и служба рядовых членов ордена проходила в рамках их «языков». Каждый из которых имел свою внутреннюю структуру. Согласно обычаю, за каждым из языков резервировались определенные сферы жизнедеятельности ордена. Например, французы занимались всеми вопросами, связанными с содержанием больниц и приютов, англичане заведовали кавалерией, а итальянцы — флотом и морской торговлей.

Последнее было очень важно, так как в распоряжение ордена имелись немалые финансовые и имущественные ресурсы. Вступавшие в орден представители богатых дворянских родов вносили взнос, размер которого каждый раз определялся индивидуально. Многие жертвовали свои земельные владения, и в таких случаях орден брал на себя управление мирским имуществом своих членов. В случае смерти кого-либо из «братьев послушания» четыре пятых имущества отходило ордену. Кроме того, некоторые дворяне, оставаясь в миру, помогали ордену материально. Они объединялись в особую организацию, ежегодно выделявшие определенные суммы на нужды госпитальеров.

Со временем количество имений ордена выросло до немалых размеров. Эти рассеянные по разным странам владения составляли финансовую основу его могущества. Орденская структура за пределами основной территории состояла из провинций, соответствовавших странам. Более мелкой единицей были командорства, представлявшие собой, по сути, органы по управлению имениями. Командоры, управлявшие ими, ежегодно вносили в кассу ордена определенную сумму из доходов, полученную от вверенной им недвижимости. Не все члены ордена проживали в его резиденции и восточных владениях. Многие постоянно находились в Европе, управляя имениями или выполняя иные поручения. Однако каждый случай требовал личного разрешения великого магистра.

Число членов ордена значительно колебалось в разные периоды его истории. Но его значение никогда не зависело от этого. Гораздо важнее было то обстоятельство, что это была, по сути, элитарная организация, в которой состояли представители знатнейших и богатейших семей Европы, оказывавших огромное влияние на тогдашнее общество. Благодаря этому орден был одним из оплотов консерватизма в Европе. Важным было и то, что члены ордена, сражавшиеся в рядах его вооруженных сил, действовали из идейных соображений. Вооруженная борьба за Веру и Святую Церковь была целью существования ордена. Поэтому он культивировал среди своих членов прежде всего рыцарские добродетели. Существовала даже пословица, согласно которой иоанниты орден создавал скорее героев, чем святых.

И действительно, хотя иоанниты умели извлекать доходы из своих имений и вели торговлю на Востоке, основной их деятельностью была борьба с исламской агрессией. Уже на Кипре рыцари занялись развитием флота с целью борьбы с мусульманскими пиратами. На Родосе стало окончательно ясно, что иоанниты «сменили коней на галеры». Сильно укрепленные крепости, созданные ими на острове, служили лишь базами для орденского галерного флота. Смелые морские операции на востоке Средиземноморья создали для иоаннитов репутацию мощной военной силы. Военный и торговый флот ордена считался третьим по силе после Венеции и Генуи, несопоставимых с ним ни по финансам, ни по людским ресурсам.

Основным противником иоаннитов были не арабы, как это было в Святой Земле, а турки. Правда, держава турок-сельджуков в Малой Азии распалась на множество племенных эмиратов. Один из них, возникший в 1299 году на границе с Византией, получил название от имени правителя — Османа. Османское государство развивалось параллельно с государством иоаннитов на Родосе, однако вскоре они оказались в разных весовых категориях. Пользуясь бессилием Византии, османское государство перешло от набегов к завоеваниям. В течение XIV столетия османским правителям удалось завоевать не только половину Малой Азии, но и территории в Европе, на Балканском полуострове.

Иоанниты до поры до времени легко справлялись с османами. Первое столкновение с ними состоялось в 1310 году и окончилось решительной победой родосцев. Свой успех они повторили и в 1318 году, отразив атаку флота в 80 кораблей. Осознав, какую опасность для них представляют иоанниты, османы попытались захватить Родос, однако попытка десанта, предпринятая в 1320 году, окончилась полным разгром мусульманского флота. В союзе с Венецией и Византией родсские рыцари в 1344 году даже овладели Смирной — одним из крупнейших городов Малой Азии, в котором проживало многочисленное христианское население. В 1347 году рыцари разгромили очередной флот турок.

Иоанниты часто предпринимали набеги на мусульманские порты, а также не брезговали заниматься пиратством, обирая мусульманских пиратов и купцов. Без иоаннитов не обходилось ни одно военное мероприятие христиан на востоке Средиземноморья. В 1365 году рыцари участвовали в походе кипрского короля против египетского султана. Помимо военной славы и боевого опыта, они приобретали значительные богатства. Они позволили в 1386 г. ордену приобрести как залог за 20 000 флоринов права на целое государство — Ахейское княжество (в южной части Греции).

Таким образом, в XIV веке родосское государство иоаннитов крепко стояло на ногах и успешно вело ту деятельность, ради которой оно возникло — борьбу с наступлением ислама. Но куда большие опасности и куда большая слава ожидала иоаннитов в следующем, XV столетии.

Славное столетие рыцарей святого Иоанна

XV век начался для иоаннитов с геройской обороны Смирны. Один из величайших полководцев средневекового Востока, Тимур, или Тамерлан, потомок монгольских князей, овладел сначала Средней Азией, а затем Перией и стал претендовать на господство в мусульманском мире. В 1402 году он ворвался в Малую Азию и наголову разгромил армию османского султана Баязида. Дойдя до западного берега малоазиатского полуострова, Тимур встретил сопротивление только в принадлежавшей иоаннитам Смирне. Свирепый завоеватель Азии не стал тратить времени на осаду города, приказав своим воинам идти на штурм. Несмотря на геройское сопротивление рыцарей, за счет численного превосходства враги ворвались в город, полностью разрушили его и казнили всех его защитников.

Продолжать войну с Тимуром родосцы не стали — у него не было флота, а у них — значительной сухопутной армии. А вскоре «железный хромец», как называли Тимура на Востоке, скончался, и положение в Малой Азии мало-помалу стало возвращаться к прежнему состоянию. Правда, османы и другие турки, ослабленные нашествием Тамерлана, не сразу восстановили свои силы и некоторое время были не опасны.

Зато усилился Египет, ставший к тому времени центром мусульманского мира. В 1440 году египетский флот показался перед Родосом. Ему навстречу вышла немногочисленная орденская эскадра. Несмотря на количественный перевес противника, иоанниты храбро атаковали и заставили египтян ретироваться. Через четыре года египтяне повторили нападение. На этот раз они действовали более основательно: сухопутное войско осадило крепость Родос, а флот блокировал гавань. Однако после 40 дней осады египетский полководец понял, что наличных сил явно недостаточно, чтобы овладеть твердыней иоаннитов, и вынужден был отплыть восвояси. После этих неудач египетский султан подписал мирный договор с Родосом и больше никогда не предпринимал попыток воевать с рыцарями.

Тем временем Османское государство оправилось и от разгрома, учиненного ему Тимуром, и от длительных междоусобиц. В середине XV века оно возобновило свои завоевания на Балканах и в Малой Азии, везде добиваясь невероятных успехов. Взошедший в 1451 году на престол Мехмет II начал свое правление с грандиозного проекта — захвата Константинополя. В 1453 году после длительной осады древняя столица Византии оказалась в руках турок. Овладев великим городом, Мехмет обратил свое внимание и на Родос. Он направил великому магистру ордена послание с требованием признать его своим сюзереном и уплачивать ежегодную дань. Получив письмо с отказом, османский владыка приказал совершить набег на остров. Однако высадившийся османский отряд был разгромлен рыцарями и с большими потерями уплыл обратно.

На Родосе все понимали, что война неизбежна. Поэтому великий магистр пригласил на остров опытных фортификаторов, которые обновили и усилили укрепления крепости. В частности, была сооружена стена, защищавшая город со стороны моря. Однако обнести стеной все острова, находившиеся под защитой иоаннитов, было невозможно, между тем турки постоянно совершали нападения на них. Тогда в 1479 году великий магистр Пьер д’Обюссон направил в Константинополь послание с требованием прекратить бесчинства. В ответ на это Мехмет II распорядился послать войско для захвата самого Родоса.

В 1480 году на Родосе высадилась 70-тысячная армия под командой Мисак-паши — принявшего ислам родственника последнего византийского императора Мануила Палеолога. Им противостояло около 600 рыцарей, а также до 2 тысяч наемников-пехотинцев. Кроме того, следует принять в расчет местных жителей, также принявших участие в защите Родоса. В любом случае, у турок было как минимум десятикратное превосходство в силах.

Боевые действия начались с высадки небольших османских отрядов. Воспользовавшись этим, иоанниты атаковали их и вынудили вернуться на корабли, нанеся им значительные потери. Вскоре после этого высадились основные силы мусульман, и осада началась. Турки сосредоточили основные усилия на форте Святого Николая, который, как считается, был построен на фундаменте знаменитого Колосса Родосского, и поэтому обладал особенно крепкими стенами. Если бы форт попал в руки турок, то они смогли бы, разместив на нем свою артиллерию, попытаться принудить гарнизон к сдаче под угрозой разрушительного обстрела. Хотя мусульманам удалось пробить брешь в стене, защитники форта прикрыли ее валом и рвом.

Отчаявшись добиться успеха со стороны форта Святого Николая, Мисак-паша приказал перенести усилия осаждающих на еврейский квартал города, выдававшийся углом в море. В результате беспрерывной бомбардировки в течении более чем месяца стена на этом участке была практически уничтожена. Предвидя подобный исход, Пьер д’Обюссон распорядился вывести всех жителей из квартала, сломать дома, а строительный материал употребить для постройки второй стены позади имевшейся. Тогда турки выставили особо мощные орудия, желая устрашить защитников. Но рыцари отплатили им той же монетой: они перетащили на этот участок крупнокалиберное орудие, которое получило ироническое прозвище «Дань»: только такую дань соглашались платить рыцари мусульманскому властителю.

На 28 июня Мисак-паша запланировал приступ. Турки проникли за разрушенные стены и начали было распространяться по улицам города. В критический момент на поле боя показался великий магистр Пьер д’Обюссон со знаменем ордена в руках. Он призвал своих соратников отразить врагов или со славой умереть за свою Веру. Бешеный порыв христианских воинов обратил орды турок в бегство. На стороне рыцарей сыграло и то обстоятельство, что на узких улицах города турки не могли использовать свой многократный численный перевес. Рыцари и поддержавшие их горожане отбросили мусульман к их лагерю. Опасаясь полной деморализации, Мисак-паша распорядился прекратить осаду и отплыть в Константинополь.

Храбрый Пьер д’Обюссон заплатил за победу дорогой ценой — в бою он получил пять ран. Состояние медицины того времени не позволило бы надеяться на благоприятный исход лечения, ели бы не то обстоятельство, что иоанниты считались лучшими врачами в Европе. Д’Обюссон на себе испытал, насколько качественно умеют лечить в его госпитале, и через год великий магистр был уже в строю. А вот судьба его противника Мисак-паши сложилась не столько удачно. По одной из версий, он умер от дизентерии по дороге в Константинополь, по другой, разгневанный султан отправил его в ссылку.

Победа над непобедимыми доселе османами, одержанная родосскими рыцарями, произвели огромное впечатление в Европе. Особенное изумление вызывало то, что гарнизон более чем в десять раз уступал в числе осаждающим, уступая им к тому же и в артиллерии. Кроме того, в том же 1480 году, когда была одержана победа на Родосе, турки высадились на итальянском побережье и захватили крепость Отранто. Многие восприняли это как начало завоевания Италии и прямую угрозу Папе Римскому — главе христианской Церкви. На этом фоне разгром турок у берегов Малой Азии, почти в центре Османской империи, казался невероятным подвигом. Да так оно и было.

Разъяренный Мехмет II приказал на следующий год готовиться к новому походу на Родос, который собрался возглавить лично. Но нервное потрясение от поражения его армии не прошло бесследно, и в разгар приготовлений владыка Константинополя скончался. Так отголосок победы еще раз спас Родос.

А в 1484 году в руки Пьера д’Обюссона упал еще один плод славной победы: опасаясь, что орден поддержит другого претендента на престол, новый султан преподнес великому магистру драгоценную реликвию — правую руку Иоанна Крестителя. Она была захвачена турками при взятии Константинополя, и вот теперь святыня вернулась к христианам. Казалось, что орден Святого Иоанна находится на вершине своей славы. Никто еще не знал, что история отвела иоаннитам на Родосе менее 40 лет…

Решающий бой

И османы, и иоанниты не теряли времени даром. Иоанниты вновь серьезно укрепили остров, восстановили разрушенные фортификационные сооружения, усилили уцелевшие и возвели новые. Существует мнение, что в результате всех проведенных работ Родос на тот момент стал самой мощной крепостью христианского мира. Османы тем временем продолжали свои завоевания: завершив подчинение Малой Азии, они двинулись дальше на восток и юг, присоединили земли армян, курдов и арабов и твердой ногой стали в Африке. Разгромив Египетское государство, османские правители присвоили титулы султанов и халифов, что означало претензию на гегемонию в исламском мире.

В 1520 году султанский престол унаследовал Сулейман, получивший в истории имя Великолепный. Это был настоящий рыцарь по духу, искренний борец за дело ислама, но при этом уважавший своих врагов. Он начал свое правление с взятия Белграда, сильной крепости, являвшейся ключом к Венгрии, важнейшему на тот момент противнику турок в Европе. В 1521 году Сулейман направил на Родос послание, извещавшее об этом триумфе османского оружия. Стало ясно, что это фактически объявление войны, своего рода вызов на поединок.

Великий магистр Филипп Вилье де Лиль Адам принял вызов. Фортификационные работы были завершены, запасы продовольствия и боеприпасов пополнены, гарнизон усилен, насколько позволяли обстоятельства. Поэтому когда в 1522 году молодой султан Сулейман высадил огромное на Родосе огромное войско, рыцари уже были готовы к бою. Султан привел с собой огромное войско — как утверждают источники, 200 тысяч. Родосцы имели в своих рядах около 300 рыцарей и несколько тысяч наемных воинов и итальянских моряков. Кроме того, к ним присоединилась часть горожан. У турок был 20-кратный перевес в силах, и Сулейман собирался грамотно этим воспользоваться, не повторяя ошибок сорокалетней давности.

Решено было не вести осаду со стороны моря, чтобы избежать необходимости штурмовать мощные укрепления форта Святого Николая и не дать возможности рыцарям воспользоваться их флотом. Турки разместили свою превосходную артиллерию и начали методичный обстрел крепости. Обстрелы перемежались штурмами, которые храбрые иоанниты неизменно отражали с немалыми потерями для атакующих. На третий месяц осады успехи османской артиллерии позволили туркам попытаться произвести решительный приступ, однако, едва проникнув в город, они были отброшены его доблестными защитниками. Потери турок были значительны. Считается, что они похоронили под стенами крепости около 40 тысяч человек, а некоторые историки считают, что число потерь доходило до 100 тысяч!

Через три месяца безуспешных попыток овладеть христианской твердыней Сулейман отстранил своих пашей и принял командование на себя. Существует предание, что крепость пала не без помощи предательства. Однако эта легенда беспочвенна. Действительно, один из чиновников, отвечавших за хозяйственную часть, был схвачен и осужден за намерение перебежать к туркам и выдать им расположение слабых мест в структуре обороны. Однако известно, что слабых мест у Родоса практически не было. Кроме того, султан Сулейман был слишком благороден, чтобы пользоваться услугами предателей. Он понимал, что такую крепость как Родос с таким гарнизоном как иоанниты нужно брать не силой, а терпением. Поэтому он предпочел ждать, когда у защитников истощатся припасы или воля к сопротивлению. И через полгода осады рыцари согласились начать переговоры. Считается, что к этому их вынудили просьбы горожан, которые опасались поголовного истребления в случае близкой победы турок.

Рыцари добились максимально выгодных условий капитуляции. Они сохранили право свободного выхода всего гарнизона, к которому могли присоединиться все горожане. Родосцы имели право вывезти с собой все оружие и все ценности, которые у них имелись, причем на погрузку им давалось 12 дней. Оставшиеся жители получили право свободного отправления христианского культа и освобождение от всех налогов на пять лет. На мягкость условий капитуляции повлияло рыцарское отношение султана к достойному противнику. Однако нельзя забывать и о том, что турки все-таки опасались возможности повторения неудачи 1480 года. Об этом свидетельствует сохранившееся свидетельство о том, что Сулейман, глядя на родосцев, грузящих свое имущество на галеры, сказал своим советникам: «На что только не согласишься ради того, чтобы выгнать из моей земли этого старика (он имел в виду немолодого уже великого магистра)»!

1 января 1523 года эскадра рыцарей, уже переставших быть родосскими, но еще не ставших мальтийскими, отплыла с острова, который 124 года являлся их домом. Когда император Священной Римской империи Карл V узнал об осаде Родоса и условиях его капитуляции, он в восхищении воскликнул: «Еще ни одна битва не была проиграна столь достойно»!

Эпилог

Лишившись Родоса, Рыцарский Орден Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского семь лет не мог найти себе приюта. Казалось, что орден, столько сделавший для христианского мира, никому не нужен. Папа Римский, император Священной Римской империи, французский король, не говоря уже о менее значительный персонах, были заняты большой политикой, то есть постоянной междоусобной борьбой друг с другом. Кроме того, как раз в это время в Германии началась реформация…

Но все изменилось благодаря Сулейману Великолепному. Восстановив войско после потерь 1522 года и подавив бунт в Константинополе, он в 1526 году наголову разгромил венгерскую армию в битве при Мохаче и овладел Будой. Венгерское королевство, целое столетие стоявшее на пути османов в Европу, исчезло с политической карты мира. Через три года армия Сулеймана подошла к стенам Вены и едва не овладела этим городом — столицей Священной Римской империи. Турецкая опасность была настолько реальной, что игнорировать ее было просто невозможно.

И иоанниты вновь заняли свое место в строю борцов против ислама. В 1530 году они получили в свое владение пустынный, опустошенный мусульманскими пиратами остров Мальта. Орден вновь обрел свой дом, а его рыцарей до сих пор зовут мальтийскими. На Мальте иоанниты задержались до 1798 года, когда они были изгнаны героем другого времени, Наполеоном Бонапартом. За 268 лет, которые они провели на Мальте, они вписали новые славные страницы в историю ордена. Например, в 1565 году им удалось повторить подвиг 1480 года, когда 700 рыцарей отразили нападение 30-тысячного войска турок. Но это уже другая история, история Мальтийского ордена. А сейчас попрощаемся с рыцарями-иоаннитами, пока они еще только плывут с Родоса, переживая горечь от поражения, и предчувствуя новые победы во славу христианства.

  Версия для печати
История купечества России Журнал «Невский Театралъ» Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
2006-2016 © ООО «НЕВСКИЙ "КОНСУЛЬТАНТ"».
ООО «НЕВСКИЙ "КОНСУЛЬТАНТ"» – журнал «ПравоИнформ», информационно-консультационные услуги, услуги 1С
Адрес: 191036, Россия, Санкт-Петербург, Невский проспект, 111/3, литера А
Телефоны: +7 812 717-77-09, +7 812 717-27-42, +7 812 717-62-49, факс: +7 812 717-95-10
На главную  |   Карта сайта  |   Как с нами связаться